Цены на нефть скорректировались вниз после заметного роста

Goldman Sachs ожидает, что на рынке нефти уже через несколько недель возникнет дефицит. В банке полагают, что худшее для рынка черного золота позади

Цены на нефть скорректировались вниз после заметного роста

Фото: depositphotos.com

Нефть скорректировалась вниз после заметного роста, когда цена барреля Brent превышала 31 доллар. По состоянию на 17:00 по московскому времени стоимость июльских фьючерсов на североморскую смесь составляла 29,88 доллара.

Глава Минфина Антон Силуанов в интервью газете «Ведомости» заявил, что Россия проживет и при ценах в 10 долларов за баррель. Впрочем, по оценке Минфина, средняя стоимость нефти в этом году составит около 30 долларов за баррель, сокращение ВВП — 5%, а дефицит бюджета — около 4% ВВП.

Goldman Sachs ожидает, что на рынке нефти уже через несколько недель возникнет дефицит. В банке полагают, что худшее для рынка черного золота позади.

Business FM обсудила это с инвестиционным стратегом УК «АриКапитал» Сергеем Суверовым.

— Думаю, главная причина того роста, который наметился, это ожидание некоторого смягчения карантинных мер и в Европе, и ряд штатов США потихонечку выходит из карантина, поэтому надежда на восстановление спроса, на увеличение деловой активности, плюс с мая начала действовать сделка ОПЕК+ по сокращению нефтедобычи. Но, наверное, 32 доллара является таким достаточно серьезным таргетом, потому что все-таки нужно понимать, что спрос восстанавливается очень медленно, карантинные меры снимаются неуверенно. Есть большие сомнения по поводу эффективности реализации сделки ОПЕК+, я слышал такую интересную метафору, что цены на нефть танцуют канкан, они не могут определиться с трендом. Поэтому, наверное, какое-то небольшое восстановление возможно, но говорить о каком-то устойчивом большом росте цен на нефть в этой ситуации пока не приходится. Хотя есть один поддерживающий фактор. Сегодня были прогнозы Министерства энергетики России, что в третьем квартале может быть легкий дефицит на рынке нефти, что, в общем, тоже является таким ориентиром того, что...

— Но к прежним спросам, извините, там было сказано еще, наверное, мы вернемся очень нескоро, примерно в таком духе.

— К прежнему спросу, да, вернемся нескоро, потому что понятно, что есть вероятность и второй волны коронавируса, поэтому надежда V-образная, восстановления достаточно малы, и, скорее всего, это будет U-образное восстановление. А может быть, некоторые говорят о букве W — сначала восстановление, а потом, может, и вторая волна опять — падение спроса. То есть очень неустойчивая ситуация, честно говоря. Но пока мы наблюдаем вот такой достаточно неустойчивый, но все-таки рост цен на нефть.

— По поводу техасского сорта. Есть мнение, что он подрос во многом благодаря тому, что многие сланцевые производители в Америке сейчас закрылись даже без всяких соглашений с ОПЕК, потому что стало невыгодно работать. С другой стороны, есть оценка, что как только нефть доберется до 30 долларов, игроки сланцевые снова вернутся в дело. Вот как все это влияет на ситуацию, как вам кажется?

— Действительно, есть процессы естественного сокращения добычи у сланцевых компаний, ряд из них объявили о банкротстве. Есть информация, что даже крупные финансовые структуры забирают активы из сланцевых компаний или как минимум отказывают им в финансировании. Но я думаю, что ориентир по себестоимости для сланцевых компаний находится в районе 40-50 долларов за баррель, поэтому даже еще в 30 они пока остаются нерентабельными. Поэтому для того, чтобы вернулись к жизни сланцевые производители, цены на нефть должны вернуться к 40-50 долларам. Поэтому пока, я думаю, что...

— Сидим спокойно, да?

— Да, да.

— А почему рубль падает? Достаточно серьезное падение и к доллару, и к евро сейчас, обычно все-таки наблюдалась некоторая обратная тенденция.

— На самом деле, рубль зависит не только от цен на нефть, хотя это, конечно, остается важным фактором, но и от валютных интервенций, которые проводят ЦБ и Минфин. Дело в том, что если нефть растет, то валютные интервенции становятся меньше. На самом деле, главным фактором поддержки рубля были как раз валютные интервенции ЦБ. Сейчас они могут, по предположениям участников рынка, сократиться из-за роста цен на нефть — это первая причина такой слабой динамики рубля. Во-вторых, сейчас нет налогового периода, который поддерживал рубль в конце прошлого месяца, поэтому такое ослабление рубля. Но я думаю, что все-таки пока нельзя говорить о каком-то устойчивом тренде на ослабление, пока есть валютные интервенции. Поэтому я думаю, что более-менее будет такая волатильность, но не так далеко от текущих уровней в ближайшее время. Хотя по концу года, думаю, не исключено все-таки возвращение рубля в район 80 рублей за доллар, потому что рубль явно переоценен относительно стоимости текущей нефти.

Минэнерго России увидело «первые ростки» восстановления глобального спроса на нефть. Об этом заявил замминистра энергетики Павел Сорокин в онлайн-интервью фонду «Росконгресс».

Источник: bfm.ru